Россия и болонский процесс

Содержание:

Содержание и причины введения

Что такое Болонская система образования и в чем ее суть, можно узнать, выяснив цели и причины изменений в работе европейских вузов.

Цель Болонского образовательного процесса:

  • Построение европейской образовательной зоны как основного направления непрерывного развития гражданской мобильности с реальной возможностью дальнейшего трудоустройства по окончании вуза.
  • Совершенствование и стабилизация интеллектуального, научного, общественно-культурного потенциала.
  • Поднятие престижа европейской вузовской системы.
  • Обеспечение конкурентоспособности университетов и институтов Европы во всемирном соревновании за влияние, деньги и студентов.
  • Достижение совместимости и универсальности национальных систем ВО.
  • Повышение качества образования.
  • Увеличение роли высших учебных заведения в развитии общих культурных ценностей, придание университетам статуса носителей континентального сознания.

Необходимость построения общего европейского учебного пространства продиктована:

  • насущной потребностью переформатировать европейское образование для организации противовеса образовательным школам США, Канады, Австралии, стран Юго-Восточной Азии, притягивающим существенный поток студентов из Восточной Европы и стран третьего мира;
  • глобализацией экономики, требующей менять принципиальные подходы к подготовке высококвалифицированных специалистов.

Болонская система образования стала необходимой по следующим причинам:

  • Усиливается влияние на эффективность профессионального труда его информационной, интеллектуальной, творческой составляющих.
  • На первый план выходят гибкие непродолжительные производственные проекты, которые временные группы и коллективы реализуют более плодотворно, чем постоянный штат.
  • Исчезает понятие постепенного карьерного роста: все меньше встречается специалистов, засиживающихся на одном предприятии.
  • Персонализация профессиональных задач вытесняет однотипность условий и взаимозаменяемость сотрудников.
  • Рабочая сила становится нестандартизированной.
  • Традиционные формы труда утрачивают идентификацию.
  • Замкнутость профессиональных каст разрушается, что приводит к формированию плавающих параметров специальностей.
  • Уходит в прошлое профобразование, направленное на приобретение одной квалификации.

Постепенная кардинальная смена подходов к оцениванию профессионализма сотрудника привела к необходимости внедрения образования по Болонской системе, призванной перенаправить акценты с форм и содержания учебного процесса на его результаты.

Подготовка России к принятию Болонского процесса

На данный момент численность государств, принявших Болонскую декларацию, продолжает расти. Сегодня реализация Болонского процесса – задача как минимум для 50 современных государств на территории Европы

Однако стоит обратить внимание и на предварительную Концепцию модернизации российского образования. Этот документ, подготовленный Министерством образования, был одобрен российским правительством и Государственным советом

Действовал этот документ до 2010 года.

Концепция являлась основополагающим направлением державной политики в образовательной сфере, при том, что не содержала ни малейшего намека на Болонскую декларацию или на другой какой-либо документ процесса. Между тем, сравнивая тексты Концепции и положений, содержащихся в Болонском процессе, найти существенные различия будет нелегко.

Так же, как оценено по достоинству высшее образование в Болонском процессе, в Концепции отмечена важность признания того, что образование является неотъемлемым фактором становления новейшего уровня экономики и общественного уклада. По сути, такому документу вполне под силу конкуренция с иными образовательными зарубежными системами

Библиотеки

Место, где магическая атмосфера будет чувствоваться буквально с порога – это университетские библиотеки.

https://www.youtube.com/watch?v=Ek1EKzNtxakVideo can’t be loaded because JavaScript is disabled: Biblioteca Universitaria di Bologna — University of Bologna (https://www.youtube.com/watch?v=Ek1EKzNtxak)

В учреждении их расположено несколько, некоторые, например, на факультете экономики, внушительных размеров – занимает пять этажей. В Болонье множество библиотек, и большая часть работает до полуночи, в то время как магазины и бары закрываются в 9 вечера.

Чтобы пройти в библиотеку, достаточно захватить с собой паспорт.

Архигимназия

Вплоть до XVI века у Болонского университета не имелось собственных корпусов, где могли бы проводиться лекции. Преподаватели делились знаниями в тех местах, которые разрешал использовать город, порой занятия проходили в церкви или даже в домашней обстановке. Но в 1561 году Архигимназия (Archiginnasio) объединила под своей крышей все факультеты, существовавшие в то время.

На сегодняшний день здесь можно увидеть анатомический театр, а сама библиотека причисляется к наиболее интересным местам Болоньи. Ради того, чтобы посидеть на средневековых лавках за массивными столами, полюбоваться фолиантами и гербами стоит сюда прийти.

Университетская библиотека

Библиотека открыта в XVIII веке, здесь же расположен главный архив университета, который внешне легко можно перепутать с маленьким кусочком Хогвартса. Со времён Средневековья практически ничего не менялось – огромные стеллажи из орехового дерева, старые книги и расположенные по периметру бюсты.

Библиотека частично закрыта – в «запретную секцию» можно попасть только вместе с экскурсией. Для этого достаточно обратиться к сотруднику, который любезно проведёт по недоступным территориям, даже если вы не имеете никакого отношения к учреждению и не знаете хорошо итальянский язык.

Салаборса

Фактически, Салаборса (Salaborsa) не принадлежит университету, но местные студенты любят проводить здесь время. Помещение расположено в городской ратуше, под стеклянным полом легко увидеть раскопки древнеримского форума.

В библиотеке можно найти все, что угодно – от свежих выпусков газет до древних книг. Здесь постоянно проводятся лекции, выставки, а также курсы итальянского языка. Салаборса старается быть современной библиотекой, поэтому она оборудована специальными автоматами, в одном из которых можно положить ранее взятую книгу, а из другого взять новую.

Нужно ли это России?

Тему вступления России в Болонскую систему образования активно продвигали чиновники от образования, искренне убежденные в том, что все западное априори лучше и рациональнее. Да, и вообще, советская система – пережиток прошлого, тянущий Россию в сторону от столбовой дороги человечества, если не в исторический тупик. Так ли это на самом деле? Попробуем разобраться.

Начать можно с пункта о взаимном признании дипломов. В Евросоюзе дипломы о высшем образовании юридически признаются только на территории самого Евросоюза. Это означает, что диплом выпускника российского вуза, входящего в Болонскую систему, не будет признан в ЕС. И наоборот: диплом, полученный в Евросоюзе, не будет признан в России.

Прием России в Болонский процесс. Источник_helpiks.org

На протяжении долгого исторического опыта общения с Европой – и последних трех десятилетий в частности – складывается впечатление, что россиян там как не ждали, так и не ждут. Только сами россияне тешат себя надеждой, что это-де не так, что все изменится в лучшую сторону, европейцы, наконец, прозреют и обнимут по-братски русского человека со словами раскаяния и любви. Но, навряд ли дождутся…

О взаимном признании дипломов

Рассмотрим две основных формы высшего образования в Европе. Это – бакалавриат, предполагающий базовое высшее образование за 4 года, и – магистратура со сроком обучения уже 6 лет и с углубленной специализацией в выбранной профессии.

Российскую магистратуру в Европе в лучшем случае признают, как бакалавриат, а уж тот, в свою очередь, и вообще – как среднюю школу. Утверждается, что бакалавриат – это полноценное высшее образование, а магистратура нужна лишь для будущих ученых или преподавателей. Но такое объяснение звучит, как попытка оправдания недоучек-бакалавров. После бакалавриата общество получает не творческую личность, способную мыслить и создавать что-то новое, а нечто вроде человека-функции с ограниченным образованием и кругозором, способным лишь функционировать в выделенных ему узких границах. Отпадет функция, отпадет и такой человек.

Кого в Европе действительно готовы принять, так это, пожалуй, российских физиков, математиков и айтишников, невзирая на их дипломы от вузов, которые могут даже и близко не входить в Болонскую систему.

Они подтвердили свою железобетонную квалификацию на полях незримого противостояния научных школ Запада и еще бывшего СССР. Остальные по логике просвещенной Европы – полуфабрикат.

О мобильности и свободе выбора вуза

Одним из тезисов Болонской системы обучения провозглашается свобода перемещения студентов и преподавателей по всем странам образовательной зоны. Однако, по факту лишь небольшая доля студентов действительно стремится основательно учиться за границей. Часто такая возможность рассматривается как форма туризма. Студент проводит в чужой стране месяц, ему надоедает, он не знает языка, у него кончаются средства, и он возвращается домой. Никаких знаний он за этот период своих похождений, естественно, не получает.

Болонский процесс в первую очередь ориентирован на блок экономически развитых стран и не учитывает интересы околоевропейской периферии, входящей в него. Например, таких стран, как Азербайджан, Казахстан или Россия. Действительно, преподаватели и студенты могут относительно свободно перемещаться по Европе, но вместе с этим идет активная утечка мозгов из РФ и других периферийных регионов в пользу богатых стран, где заработки существенно выше.

О пользе и бесполезности

Так есть ли польза для России от членства в Болонском процессе? Увы, никакой! Те немногочисленные студенты, которые учатся за рубежом, в большинстве своем, к сожалению, там и остаются. Россия, как государство и как общество, тратит огромные средства на подготовку будущих специалистов, но ничего от этого не имеет. Здесь возникают претензии к самому государству: оно не создает стимулов и условий для того, чтобы люди после учебы возвращались домой и трудились на благо отечества. Но это уже вопрос эффективности действующей власти и ее политических элит, вопрос государственного управления. В итоге, наша страна вместе с талантливыми людьми теряет и свой интеллектуальный потенциал, и авторитет.

После присоединения России к Болонскому процессу в стране началась активная перестройка системы образования в соответствии с его требованиями. Появилось множество негосударственных вузов, направленных больше на извлечение прибыли, нежели на само образование. В результате синергии от воздействия Болонской системы и разрушительного эффекта ЕГЭ уровень образования в России за последние 15-20 лет просто рухнул!

Есть ли какие-то общие моменты Татарстана с московской ситуацией?

Я бы сказала, что есть и различия, есть и что-то общее. Различия заключаются в том, что коллеги из Татарстана демонстрируют гораздо больший оптимизм по поводу Болонской системы в принципе. Для них этот оптимизм связан с возможностями расширения профессиональных навыков у студентов, возможностями мобильности. В Москве эти моменты являются, конечно же, предметом гордости, но в некотором смысле это рутинизировано.

В Москве привыкли к тому, что есть магистерские программы, в которых проходят обучение в двух или в трех странах, привыкли, что приезжают зарубежные студенты. Вот эта рутинизация на самом деле вредит. Обусловлено это тем, что когда вы считаете, что иностранные студенты у вас или ваши студенты за границей это в порядке нормы, то вы теряете уникальность программы и теряете уникальность оценки Болонской системы.

С другой стороны я заметила еще одно отличие. Оно связано не с оптимизмом, а с идеей того, что бакалаврам труднее найти работу, так как в сознании работодателей довольно часто бакалавриат ассоциируется с незаконченным, неоконченным высшим образованием. В Москве эта ситуация немного нивелируется за счет того, что очень многие бакалавры заканчивая обучение приходят, особенно в гуманитарных ВУЗах, приходят на те работы и на те места, которые требуют обучения внутри коллектива. У нас молодежь очень любит все «хипстерское». Они идут в журналистику, они идут в какие-нибудь менеджерские проекты и там, разумеется, их переучивают. Ведь известна поговорка, что то, что ты выучил в университете надо взять и выбросить, что на работе учат заново. С этой точки зрения для современных работодателей как раз бакалавр это нормально, а вот магистр, который например первый раз пришел устраиваться на работу это странно, тем более что поступить учиться в магистратуру человек может через довольно таки длительное количество времени после получения первого профессионального образования.

Что я заметила общего, так это некоторое отсутствие истерики вокруг Болонского процесса. Потому, что в Москве и во всех крупных регионах, где есть ВУЗы, которые так или иначе внедрены в Болонскую систему, истерика наблюдается вокруг ЕГЭ. Потому, что там есть родители и дети, которые, разумеется, в этом эмоционально увлечены, так же есть такие учителя и так далее.

Сама по себе Болонская система не вызывает столько агрессивных нападок. Это какие-то более-менее конструктивные высказывания. И здесь мнения профессионалов, в том числе и у негативной стороны Болонского процесса, более чем сбалансированные и аккуратные. Так что я бы сказала, что этот сюжет демонстрирует, что есть некая общая температура по больнице и это здорово. Национальные особенности это прекрасно, но в рамках администрирования образовательной системы должен быть некий общий уровень. Тут очень много ответственности на самом деле национальных лидеров образования. Привести к жизни можно любую идею внутри образовательной системы и сохранить там какую-то национальную особенность можно. Вопрос только в том, что это тяжелее чем просто присоединиться к конвенции и под козырек сказать, что да, мы сделаем вот так и никак иначе».

История внедрения

Болонским называют единое учебное пространство европейских стран. Его активное формирование началось в 1998-м по инициативе образовательных министерств Великобритании, Италии, Германии и Франции. В 1999-м целесообразность этого шага признали еще 29 стран. В настоящее время в системе участвуют 48 государств. Подписать соглашение об унификации образовательного процесса в любой момент могут новые участники.

Вступление в единое учебное пространство позволяет взять все лучшее из накопленного странами опыта и обеспечить высшему образованию следующие качества:

  • студенческую мобильность;
  • скоординированную работу вузов;
  • преподавательскую и управленческую маневренность.

Отклоненные страны

Четыре страны не участвуют в процессе. Хотя Кыргызстан ратифицировал Лиссабонскую конвенцию о признании в 2004 году, он не является участником Европейской культурной конвенции Совета Европы, и нет никаких известных планов по расширению географического охвата конвенции.

Израиль

Израиль не является участником Европейской культурной конвенции Совета Европы, хотя имеет статус наблюдателя. Хотя Израиль географически не является частью Европы, он является частью Европейского региона ЮНЕСКО. Израиль также подписал Лиссабонскую конвенцию о признании, но, согласно критериям Берлинского коммюнике, не имеет права участвовать в Болонском процессе.

Косово

Косово не является участником Европейской культурной конвенции Совета Европы. Хотя Сербия является партией, Косово провозгласило независимость от нее и теоретически является частью Болонского процесса после войны 1999 года. Было предложено отнести Косово к процессу в категорию, соответствующую его ситуации, например статус гостя или специального наблюдателя.

Цели и задачи

Главная цель – создание единого пространства для высшего образования. Из этой основной цели вытекает ряд второстепенных задач:

  1. Повысить мобильность преподавателей, дать возможность специалистам из одних стран преподавать в других. Это способствует взаимному проникновению научных идей между преподавателями, а также улучшает их педагогические навыки.
  2. Создание единого рынка труда за счет единых стандартов к образованию, следовательно, единых дипломов.
  3. Проведение совместных научно-исследовательских проектов учеными из разных стран с целью повышения качества образования во всей Европе.

Гибридный подход

Массовый переход к двухуровневому высшему образованию в российских университетах начали лишь в 2009–2011 годах. Тогда же общественность снова заговорила о том, что «урезание» года от специалитета негативно скажется на знаниях выпускников. Виктор Болотов считает такие утверждения безосновательными. «Никаких исследований, на уровне цифр показавших, что та или иная система лучше, никто не проводил. Разговоры «ужас–ужас» — просто пиар, набор очков на протестных движениях. Во многих вузах Советского Союза примерно год уходил на военную подготовку. Убираем ее — останется как раз четыре. Да и вопрос не сколько лет учат, а как. Можно ничего не делать шесть лет, а можно три года очень интенсивно учиться», — уверен профессор НИУ ВШЭ.

образование

Виктор Болотов

Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов

Для некоторых специальностей такой подход действительно возможен, полагают эксперты. Но есть и такие направления, где практикоориентированного обучения недостаточно. Особенно часто об этом говорят в области инженерии. «Инженер-технолог на производстве вполне может быть подготовлен за четыре года, — полагает ректор МГТУ им. Н.Э. Баумана Анатолий Александров. — Сегодня промышленность, образно говоря, «съела» бакалавров, они успешно работают во всех отраслях экономики. Но иное дело, если речь идет об инженерах–разработчиках, о тех, кто будет создавать новые машины, приборы и технологии. Для их подготовки нужен более длительный срок».

Поэтому многие старейшие вузы, в том числе МГТУ им. Н.Э. Баумана, до сих пор не отказываются от программ специалитета, которые не предусмотрены Болонской системой. «Примерно половина студентов у нас и сегодня поступает на программы подготовки специалистов с длительным сроком обучения. Иначе не получается, слишком сложны сегодня технологии проектирования. Речь идет прежде всего о сложных технологических машинах, системах управления техническими объектами, ракетно-космической технике, энергомашиностроении, транспортных средствах специального назначения, радиоэлектронной и лазерной технике, вооружении и военной технике», — объясняет Александров.

Правда, в таком случае есть опасения, что диплом специалиста в будущем перестанет котироваться в Европе, поскольку точного понимания, с кем отождествлять таких студентов — с европейскими магистрами или бакалаврами, — нет.

Так, меньше сложностей испытали учебные заведения, которые сразу ориентировались в своей работе на Европу, и те, кто основной упор делал на «международные дисциплины». Встроить в Болонскую систему программы, имеющие отношение к работе с иностранными государствами — лингвистику, дипломатию, экономику, менеджмент, — оказалось значительно проще, чем такие направления, как, например, физика и математика.

образование

На лекции в Московском государственном техническом университете им. Н.Э.Баумана

Фото: ТАСС/Артем Коротаев

«Российское образование имело свое лицо, свою нишу. Попытка его стандартизировать по-западноевропейски мне все-таки не представляется успешным путем развития, — признается профессор МПГУ и эксперт союза «Профессионалы в сфере образовательных инноваций» Александр Лобжанидзе. — У нашего образования традиционно был свой путь, и судя по научным достижениям, не самый плохой. Наши математики и программисты всегда были востребованы, без всяких дипломов бакалавра. Какие-то области, конечно, должны были идти по новым рельсам, они хорошо вписываются в международные стандарты, но то, что было нашей классикой, должно было оставаться неизменным».

Какой самый большой недостаток или чего не хватает Болонской системе?

Я не могу говорить за всю Болонскую систему потому, что я по большей части наблюдаю ее результат в российском национальном контексте. Мне кажется, что Болонской системе не хватает идей медленного внедрения каких-то процессов и некоего если не отказа, то проверки на прочность процессов, которые в принципе заложены в реформы. Иными словами, у нас же подписаны рамочные соглашения. По этим рамочным соглашениям мы уже внутри Болонской системы. Однако, любое рамочное соглашение предполагает калибровку тех или иных внутренних каких-то конвенций и договоренностей. Мне кажется, что далеко не все то, что прописано в рамках этих договоренностей имеет смысл если не ратифицировать, то брать полностью. Так же мне кажется, что Болонский процесс надо внедрять несколько медленней. По крайней мере, не делать это параллельно с бесконечно появляющимися новыми указами об образовании. Они ведь появляются с колоссальной скоростью.

Приведу пример. У нас у культурологов учебный план в Высшей школе поменялся за последние три года, уже который раз. Это означает всю смену программы и параллельно с этим еще Болонская система. То есть понятно, что в этой ситуации невозможно выработать нормальные устойчивые стратегии обучения. Страдают все и если на эти проблемы накладываются еще проблемы того, что сама Болонская система развивается и она не статична и не стабильна, то получается некоторый коллапс системы образования в принципе.

То есть в контексте российской системы по большому счету, если выразиться в общем, то существуют проблемы имплементации всех положений Болонской системы, да?

— Да.

На самом деле российская ситуация она уникально еще и тем, что у нас огромное количество региональных языков. В этой связи мы подготовили, вернее наши коллеги из Татарстана подготовили сюжет, связанный с Болонской системой и как это внедрялось в Татарстане и как это отразилось на преподавании и изучении татарского языка. Давайте посмотрим сюжет.

История возникновения Болонской системы образования

Официально система называется «Болонский процесс». Этот процесс стартовал в далеких 1970-х годах, когда европейские страны приняли ряд договоров о сотрудничестве в сфере образования. Уже в 1998 году министры образования Великобритании, Италии, Франции и Германии собрались в Парижском университете по случаю празднования его 800-летия и подписали Сорбонскую декларацию о перспективах создания общего образовательного пространства. Тогда главной проблемой развития науки и современных технологий в Европе видели именно разделение образования.

Через год уже 29 государств Европы подписали в Болонье новую декларацию, названую в честь одного из старейших университетов Европы «Болонской». Так были окончательно утверждены планы по созданию единого образования на территории Европы.

Зачем России Болонская система?

Это звучало почти требованием из уст доморощенных еврофилов: «Хотим в европейский общий дом, и Болонская система – ключ к нему!»

Но прежде, чем слиться в экстазе со столь желанным Западом, нужно ответить себе на вопрос: «А зачем?» Желание войти в Запад предполагает нелицеприятное признание превосходства западной культуры над нашей и готовность раствориться в ней со всеми нашими образовательными потрохами. После этого разговор о русской цивилизации как таковой становится некорректным, поскольку теряет смысл все русское – история, литература, язык… Да, для верности надо бы еще перенять и чужой язык. Вассалы так делают всегда.

Интеграция России с Западом не является чем-​то необходимым и неизбежным. России вполне достаточно было бы учитывать его позитивный опыт и преумножать собственный, оставаясь при этом самой собой. Российскую ментальность невозможно втиснуть в европейскую, эти субстанции несовместимы. Такими, как мы есть, нас не примут никогда. Нас будут постоянно пытаться переформатировать, переделать под себя, выхолостить из нас все русское под предлогом борьбы с дикостью и отсталостью.

Вступление Беларуси в Болонский процесс

Стадии Болонского процесса

Первый цикл приводит к получению квалификации (во многих странах с надписью «бакалавр»), которая получается после успешного завершения учебной программы с 180-240 кредитами ECTS. Программы первого цикла длятся, как правило, три года. Второй цикл приводит к получению квалификации (во многих странах с пометкой «магистр»), которая получается после успешного завершения учебной программы с 60-120 кредитами ECTS. Эти диапазоны для программ бакалавриата и магистратуры были определены при разработке Рамок квалификаций для Европейского пространства высшего образования. Как и структура степеней, она должна обслуживать сопоставимые и передаваемые квалификации и способствовать мобильности и признанию независимо от того, где и как были достигнуты результаты обучения. Европейские и национальные рамки квалификаций основаны на Европейской системе перевода и накопления кредитов (ECTS) с точки зрения качества (результаты обучения) и количества (рабочая нагрузка). На конференции 2003 года в Берлине впервые были обсуждены докторантура и взаимодействие между Европейским пространством высшего образования (EHEA) и Европейским исследовательским пространством (ERA)

Принимая во внимание, что в Болонской декларации упоминаются два цикла, которые включают все программы высшего образования («Второй цикл должен привести к получению степени магистра и / или доктора, как во многих европейских странах»), в Берлинском коммюнике 2003 года впоследствии были определены докторские программы в качестве третьего. цикл

Три цикла описываются Дублинскими декларациями. Как правило, в рамках Болонского процесса докторантуру называют третьим циклом. Третий цикл включает в себя широкий спектр докторских фаз от чистых (докторских) учебных программ до полностью независимых исследований. Эти циклы имеют различные последствия для: структуры докторантуры (бесплатная, частично или полностью структурированная); взятую ответственность и ресурсы, вложенные (например, персонал и средства для обученных частей программы) домашним учреждением; возможные связи с предприятиями и профессиональными организациями; соотношение обязательных и факультативных элементов для докторанта; статус докторанта (студент, сотрудник, научный сотрудник).

Особенно в странах, где традиционно бесплатная индивидуальная исследовательская работа доминирует на докторской фазе, лица, выполняющие эти проекты, рассматриваются не как студенты, а как исследователи ранней стадии/молодые специалисты.

Основные требования к образовательной системе Беларуси

Болонская архитектура высшего образования

Подразумевает внедрение системы трех циклов – бакалавр, магистр и кандидат наук. Ну и естественно, сокращение срока образования до четырех лет,- данное требование уже можно считать выполненным.

Студенческое самоуправление

Право самих студентов формировать выборные органы и реально влиять на жизнь и образовательный процесс своего университета.

Академическая мобильность и свобода

Подразумевает практику внедрения свободного обмена студентами среди ВУЗов разных стран

При этом важно, чтобы предметы, изученные за время такого обмена, автоматически засчитывались по возвращении домой в родном университете без необходимости пересдачи

Партнерство студентов и администрации

Реальная свобода и обеспечение права как студентов так и преподавателей на создание общественных объединений (и как следствие отмена статьи 193.1 УК Республики Беларусь — Незаконные организация деятельности общественного объединения, религиозной организации или фонда либо участие в их деятельности).

Реальная выборность курсов

Каждый студент самостоятельно исходя из личной заинтересованности может формировать список дисциплин для изучения в рамках выбранного ими курса. В свою очередь это. несомненно, очистит наше образование от неактуальных изжитых прошлым предметов.

По словам Министра образования Беларусь планирует закончить процесс реорганизации системы высшего образования и приведения ее к требованиям, оглашенным в Дорожной карте к 2030 году. К тому времени все Вузы страны смогут быть реальными членами Европейского пространства высшего образования.

Перевод баллов, экзамены, оценки

Система оценивания в Болонской системе предполагает накопление баллов в течение всего года обучения.

Высшее образование по Болонской системе

Система кредитов выглядит так:

  1. 1 кредит – это приблизительно 25 учебных часов, включающих лекции, самостоятельное изучение предмета, сдачу экзаменов.
  2. В среднем студент за семестр может накопить 30 кредитов.
  3. Участие студентов в олимпиадах, конференциях дает возможность заработать дополнительные кредиты.
  4. В результате степень бакалавра оценивается в 180-240 часов кредитов, а степень магистра предполагает доработку еще 60-120 кредитов.

Перевод 100-балльной рейтинговой оценки в традиционную

оценка по

5-балльной системе

оценка по

100-балльной

системе

оценка по

ECTS

5

превосходно

96-100

A

5

отлично

91-95

B

4

хорошо

81-90

C

4

хорошо с недочетами

76-80

D

3

удовлетворительно

61-75

E

2

неудовлетворительно

41-60

Fx

2

неудовлетворительно

(необходимо повторное изучение)

0-40

F

Особенности проведения зачетов и экзаменов:

  • Промежуточная аттестация (зачет) подразумевает наличие у студента не менее 40 баллов.
  • Если у студента за учебный семестр набрано не менее 61 баллов, он может быть освобожден от зачета, аттестация будет зачтена автоматически (так называемый «автомат»).
  • В случае экзамена перерасчет набранных баллов в оценку производится в соответствии с указанной в таблице системе.
  • Студент имеет право оспорить «автоматически» заработанную оценку по баллам и сдавать экзамен в классической форме.

Использование Болонской системы в вузах Европы, позволило поднять высшее образование на новый уровень. Таким образом, они стали полноценными конкурентами известным западным вузам по качеству знаний выпускников. Кроме того, объединившись с другими странами — участницами Болонского процесса, у студентов и педагогов появляется возможность обмениваться знаниями, опытом, результатами исследований, студентами. Как и все новое, в России Болонская система была принята с недоверием, но в последнее время она становится все популярнее. Сегодня 100-бальную систему даже рассматривают, как вариант оценки знаний для муниципальных школ и как старт к модернизации начального и среднего образования в России.

Все «за» и «против» внедрения Болонской системы в образовательную сферу РФ подробно рассмотрены в видео.

Чем вызвана необходимость образовательных реформ в духе Болонского процесса?

Европа все в большей степени осознает себя как единое целое. Высшее образование является сферой, которая в значительной степени влияет на то, как формируется общество, поэтому раздробленность, пестрота образовательных систем препятствуют единению Европы. Единая Европа предполагает свободное передвижение труда (рабочей силы), товаров и капитала, отсюда необходимость в сравнимости квалификаций в области высшего образования, без чего свободное передвижение высококвалифицированных кадров невозможно. Наконец, высшее образование становится высокорентабельной сферой бизнеса, в которой лидирующие позиции занимают США. Европа лишь как целое может рассчитывать на успешную конкуренцию в этой области.

Россия гораздо меньше интегрирована в европейские структуры и процессы, чем страны Евросоюза. Зачем ей «приспосабливаться» к единой Европе – не лучше ли сохранять свою роль мегасистемы, равновеликой с Западной Европой и другими мегасистемами? Во-первых, российская образовательная система, основы которой заложены Петром Великим, имеет европейские корни; логичным представляется по крайней мере учет изменений той системы, которая исторически послужила моделью-прототипом для системы отечественной. Во-вторых, на Евросоюз приходится более 50% российской внешней торговли и иных внешнеэкономических связей; эти связи реализуются прежде всего людьми с высшим образованием: если их образование сопоставимо, связи налаживать и поддерживать легче. В-третьих, даже самодостаточность не должна оборачиваться изоляцией – взаимодействие неизбежно; взаимодействие предполагает общепринятые правила и, находясь «внутри» процесса, значительно легче влиять на принятие решений, которыми и определяются общепринятые правила.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector